Как открыть благотворительное кафе — история предпинимателя из Санкт-Петербурга | Жиза
«У нас не осталось денег и продуктов — а бабушки всё приходили»

«У нас не осталось денег и продуктов — а бабушки всё приходили»

Жиза — проект Эвотора о малом бизнесе

Саша Синяк вместе с мужем Женей вывели в плюс убыточную таверну в Санкт-Петербурге. Дела шли хорошо, и предприниматели решили помочь пенсионерам района — кормить их бесплатными обедами. В итоге бабушек пришло столько, что некуда было сажать платных гостей. Рассказываем, что из этого вышло.

Чем вы занимались, пока не открыли таверну?

Я с детства хотела свой бизнес, а не работать на дядю — естественное желание стать успешным человеком. Когда мне исполнилось 18 лет, я в день своего рождения подала документы на ИП.

Меня позвали на должность арт-директора в клуб Red Club. За три месяца я доросла до генерального директора.

Почти каждый вечер клуб был переполнен

Клуб с нами начал успешно подниматься — почти каждый вечер полная посадка, ничего не предвещало беды. И вдруг 31 декабря у нас выключили свет. А у нас все билеты проданы, люди ждут праздника. Я звоню в управляющую компанию и слышу в ответ: «Александра, я не знаю, предупредила вас бывший генеральный директор или нет, но у клуба долг 3,5 млн рублей». Следующие полгода мы выплачивали весь этот долг, но в последний момент денег все равно не хватило, и мы закрылись.

Наши доходы тогда очень сильно упали. Ситуация осложнялась тем, что у моей младшей дочери ДЦП, ей нужны ежемесячно 100 тысяч на реабилитацию. Викуля родилась на 28 неделе, она весила чуть больше килограмма. Врачи говорили нам, что она не сможет никогда ни ходить, ни видеть, ни дышать без аппарата. А тут ещё мы оба теряем работу.

Мы с мужем тогда одновременно решили пойти таксовать. Своих машин у нас уже не было — мы продали их, чтобы рассчитаться с долгами. Но ничего, взяли в аренду и работали оба ежедневно по 10 часов, чтобы у нашей малышки появился шанс на жизнь. Забегая вперёд скажу, что сейчас у Вики всё хорошо — ей уже 6 лет, и в этом году она пойдёт в школу.

Я всё равно не бросала мечту о своём деле и решилась открыть своё кафе. В январе 2017 года мы вместе с мужем узнали про бар «Чешский домик» и взяли его в аренду.

В «Чешском домике» мы постарались передать атмосферу европейских пабов, а по вечерам показывали авторское кино

Через полтора месяца нам снова отключили свет — у кафе тоже были долги — смешно, но история повторялась. К счастью, мы были должны уже не миллионы, а 360 тысяч рублей. Полгода мы выплачивали долг — и по ночам работали в такси, чтобы было на что жить. А как только выплатили, у нас началась вся эта история с бесплатными обедами.

Как бар превратился в кафе для пенсионеров

В нашем меню были бизнес-ланчи — они приносили основную прибыль. В день у нас было примерно 50 посетителей, и за полгода мы вышли в плюс: денег с ланчей хватало на оплату аренды, коммуналки, зарплаты поваров и прочие нужды кафе, а деньги с вечерних посетителей уже были нашими.

Когда мы выплатили долги, я завязала с такси и начала заниматься только баром. Когда мой муж Женя увидел, что я не справляюсь, он оставил свою работу и стал помогать мне. Вечерние посетители приносили половину прибыли кафе — на двоих мы с Женей зарабатывали 150 тысяч в месяц. Казалось, мы наконец вышли на тот благополучный уровень жизни, когда наших денег хватает не только на лечение дочери.

Обычно к нам на ланчи приходили люди 30-35 лет. А однажды зашёл дедушка — с палочкой. Он, естественно, выбрал бизнес-ланч — это самое дешёвое, что у нас есть. Муж позвонил мне и сказал, что не может взять с него деньги. Я ответила: «Если ты сейчас скажешь, что для него бесплатно, он может обидеться. Скажи, что у нас акция — всем пенсионерам обеды бесплатно». Дедушка очень обрадовался и сказал, что будет тогда приходить каждый день.

Дедушка сдержал своё слово. У нас с ним была своя игра: уходя, он клал 200 рублей на стол — столько стоит обед, а мы говорили: «Так у нас же бесплатно пенсионерам». Дедушка улыбался и забирал деньги.

Через три недели мой муж сломал ногу и не смог выйти на работу. В тот день его замещала официантка, которая ничего не знала о нашей договорённости с тем дедушкой. Когда он пообедал и положил деньги на стол, она взяла их. Дедушка, видимо, решил, что мы его считаем нахлебником, и больше не приходил.

Мы расстроились — у нас не осталось контактов этого пенсионера, и мы не могли позвонить ему и пригласить к нам снова. Неделю мы с Женей молчали — каждый перемалывал внутри себя эту информацию. Наконец за одним из ужинов хором сказали, что нужно как-то исправить ситуацию.

Мы решили дать объявление и попробовать кормить всех пенсионеров по соседству. Себестоимость одного ланча тогда была около 60 рублей. Мы прикинули, что по объявлению придёт несколько человек — а среди них может быть и наш дедушка. На расходы бара это не слишком повлияет — сварит повар лишнюю кастрюлю супа и горячее, не обеднеем. Мы оптимистично были уверены, что нам хватит денег, чтобы всех накормить.

Я повесила объявление о бесплатных обедах в своей группе во «ВКонтакте».

У меня была очень тихая страница — а тут пост про обеды набирает 10 000 лайков за первый день

Женя ещё шутил, что сейчас приедем в кафе, а там очередь из пенсионеров. Я парировала: ну где бабушки, а где интернет.

Приехали в кафе — никаких очередей нет. Мы расслабились, день начинался как обычно. На позитиве повесили объявление о бесплатных обедах на двери кафе.

Первое объявление, с которого всё началось

В тот же день ровно в 12:00 открывается дверь, и заходит первая бабушка. Она пришла со всеми документами. Мы говорим, что никаких документов не надо, но для неё это было важно.

Бабушка не успокоилась, пока мы не посмотрели её пенсионное удостоверение и чеки из магазинов. Мы увидели, что у нее пенсия всего 10 тысяч рублей, а в магазинах она могла себе позволить в основном только гречку, морковь и лекарства.

Мы накормили гостью, ей всё понравилось. Она спросила, можно ли завтра прийти с подружкой — у неё тоже тяжёлая ситуация. Мы ответили, что конечно, приходите вместе. Тогда я даже не могла представить, во что это превратится.

Сколько пенсионеров вы ежедневно кормили бесплатно?

На следующий день бабушки уже пришли вдвоём. После этого количество бесплатных гостей начало расти в геометрической прогрессии: одна бабушка приводила с собой ещё одну. Получилось так, что каждый день их приходило больше в два раза, чем в предыдущий.

Когда пенсионерок было 2-8, я не особо напрягалась. Когда пришли 16 человек, а потом 32, стало страшновато. Я понимала, что после выходных придёт больше 50 людей, а у меня всего 8 столов — одновременно это максимум 45 человек. Я не представляла, куда сажать столько гостей.

Перед нами стоял выбор: отказать платным посетителям, с денег которых мы платим зарплаты и аренду, или бабушкам-одуванчикам.

Мы видели, что в основном к нам приходят люди 70-80 лет, все с палочками. К нам приезжали со всех концов города, тратили на дорогу больше часа, поэтому отказать мы никому не могли. Одна бабушка, которая очень плохо ходила, добиралась к нам из Колпино — это в полутора часах езды от нас. Её просьба навсегда отложилась в моей памяти: «А можно я к вам хотя бы четыре последних дня месяца буду приезжать, их очень тяжело дотягивать?»

Отказать бабушкам у меня бы просто не повернулся язык — я бы потом просто не смогла себя простить за такое. Пришлось отказываться от платных посетителей. Точнее, они сами отказались от нас: видели, что у нас некуда садиться.

Я их понимаю: во время обеда хочется поесть спокойно в тишине и отдохнуть от работы, а тут бабушки. Правда, были сердобольные пять человек, которые всё равно приходили к нам и платили за свой бизнес-ланч и ещё за один, чтобы нас поддержать.

Спустя полторы недели у нас было уже 150 бесплатных обедов в день. Это был какой-то треш: раньше кафе держалось только на выручке с бизнес-ланчей — этого хватало на аренду и зарплату сотрудникам. Теперь у нас не было денег и продуктов, а есть только бабушки.

Все друзья говорили, что у нас ничего не получится. Я отвечала, что не хочу это слушать. У меня не было готового плана, да и времени подумать о нём тоже. Зато была единственная цель — найти 20 килограм мяса на следующий день.

Неожиданно нам позвонила компания, с которой мы раньше никогда не сотрудничали. Она узнали из соцсетей о том, что мы делаем, и бесплатно привезли нам машину продуктов.

Поставщики и сейчас помогают, чем могут: овощами, мясом или крупами

Продукты очень быстро заканчивались.

А ещё продукты привозили и обычные люди, просто так

Мяса уходило какое-то неимоверное количество — больше 20 килограм в день. Повара у меня были в шоке: они не понимали, на сколько человек им в следующий раз готовить. Наш рекорд был 257 человек в день.

Пока пенсионеры обедали, все общались — получился почти клуб по интересам

С компанией, которая привезла нам продукты бесплатно, мы договорились работать вместе: она поставляла нам продукты и выдала очень длинную рассрочку. В итоге мы влезли в долги и в кредиты, чтобы было на что существовать. Но отказать мы никому не могли.

Вообще, у меня никогда не было такой идеи: кормить всех пенсионеров. И хорошо — если бы я представила бы такие масштабы, страхи бы помешали всё воплотить. А так у меня просто не осталось выбора.

Я тогда вообще ничего не понимала: мы набрали кредитов во всех банках, а отдавать их не могли. Банки занесли нас в чёрные списки и отказывали нам в новых кредитах.

Мы попросили наших друзей взять кредиты за нас. Они справедливо сомневались, что я смогу отдать им когда-либо эти деньги. Я сказала, что если у меня ничего не получится, тогда я продам свою квартиру и отдам им все деньги. Друзья согласились. В сумме мы взяли около 2 миллионов рублей за первый год.

Моя мама — очень терпеливый человек, в конце концов спросила меня: «Саша, у тебя вообще мозг есть? У тебя ребёнок с ДЦП, нужны деньги на реабилитацию, а у тебя долги». Честно говоря, бывали месяцы, когда я покрывала долги из дочкиной пенсии по инвалидности.

Наконец настал момент, когда больше брать денег стало неоткуда. В кармане было пусто. Повар тогда сказал мне: «Саш, мне что руки себе нужно отрезать, чтобы бабушек накормить?»

Меня накрыло перед всей командой. Я подняла руки вверх и говорю: «Ё* твою мать, ну что я делаю не так. Дайте мне кто-нибудь 20 килограм мяса и начну думать, что делать дальше». Я разговаривала сама с собой, команда смотрела на меня как на сумасшедшую. Вдруг открывается дверь и заходит мужик: «Я тут курицу привёз на обеды». Как раз 20 килограм. В тот момент я поняла, что всё делаю правильно.

Хотя меня внутри переламывало примерно полгода. Это не так, что бабушки пришли, поблагодарили, и меня осенило. Осознание пришло тогда, когда я увидела, что люди нас поддерживают. Пусть поначалу их было мало, но они давали мне силу и энергию идти дальше.

Я поняла, что мне больше неважно, сколько у меня денег в кармане. Я приду, бабушки получат обеды, они будут сыты и радостны. После этого моя семья и друзья меня поняли.

В часы обедов в кафе не бывает свободных мест

Началось лето, многие посетители уехали на дачу. Мы немного выдохнули — поток бесплатных клиентов уменьшился больше чем в два раза: 120 бабушек вместо 260. Но уже в августе мне начали звонить пенсионеры и спрашивать, продолжаются ли у нас до сих пор бесплатные обеды. По моим подсчётам, таких звонков было больше 600. И я поняла, что физически вместить столько людей мы не сможем.

Что стали делать, когда гости уже не помещались в «Чешский домик»?

Мы начали искать новое помещение. Я не хотела слишком анализировать, в какой мы были финансовой жопе. Да, денег нет, но расширяться надо. Берём в долг и едем дальше. Я была уверена, что дальше это как-то само решится.

У нас в кармане лежали 70 тысяч рублей — столько мы тогда платили за аренду «Чешского домика». Любые помещения по соседству на Васильевском острове стоили в разы дороже.

Я разместила у себя в группе объявление, что мы расширяемся и ищем новое помещение.

Мы ездили по району и смотрели, нет ли свободных помещений. Вдруг мне позвонил риэлтор: «Александра, я нашёл вам место на Детской улице». А мы как раз проезжали мимо.

Собственник тоже был рядом. Мы созвонились с риэлтором и вместе смотрели помещение. Я подумала, что если аренда сейчас будет до 70 тысяч, то мы подписываем договор. Удача была на моей стороне — аренда стоила ровно 70 тысяч.

Когда мы заплатили аренду за новое помещение, у нас закончились деньги. «Чешский домик» мы закрыли — потянуть даже на время ремонта две аренды мы не могли.

Внутри будущего кафе ничего не было. Мы начали искать в интернете информацию, как воздвигать стены и что для этого нужно. Ремонт решили делать сами. О том, как всё продвигается, мы писали в своих соцсетях и призывали подписчиков нам помочь.

Постепенно к нам начали присоединяться люди: кто-то покупал материалы, кто-то приезжал помогать со стройкой.

В день у нас до ночи работали по 5 волонтёров, а на счёт нового кафе ежедневно поступало по 3 тысячи рублей. В итоге за 50 дней и 180 тысяч рублей мы это кафе построили. Назвали его символично — «Добродомик».

А наших строителей-волонтёров мы прозвали добростроителями

На открытие пришли 336 пенсионеров — очередь занимали за полчаса до обеда.

На открытии у нас был праздничный обед — с фруктами и десертами

Переломный момент наступил через три месяца после открытия «Добродомика» — у меня на карте тогда оставалось 20 тысяч. К нам приехали блогеры, сняли ролик и рассказали о нас на своём канале. И вдруг внезапно каждую секунду ко мне на карту прилетают переводы — то по рублю, то по 100.

С денег, которые мне перевели, я погасила все долги по поставщикам продуктов за год. Естественно, через месяц всё закончилось, но у нас появилась надежда.

Постепенно нам стали помогать всё больше людей: магазины и овощебазы привозили продукты, СМИ снимали сюжеты и выпускали статьи. Люди начали узнавать о нас и предлагать свою помощь. Сейчас в неделю нам переводят около 100 тысяч — но и этого не всегда хватает.

Пока мы даже в ноль не выходим — еженедельный минус 25 тысяч рублей. Но иногда люди делают крупные пожертвования, только за счёт них удаётся покрыть минуса. Да и больше не с чего — кредиты нам с мужем не дают, мы в чёрных списках банков. Поэтому работаем только за счёт благотворительных фондов и пожертвований неравнодушных людей.

Что собираетесь делать дальше?

В новом кафе у нас уже 14 столиков — почти в 2 раза больше, чем в Чешском домике. К нам приходит всё больше пенсионеров — максимально за день можем накормить 627 пенсионеров. По расходам это примерно 35 тысяч рублей в день. Мы снова должны расширяться. Уже нашли помещение побольше, снова без ремонта. Собираем деньги и сами делаем в нём ремонт.

В новом кафе будет 18 столиков — мы сможем принимать до 1000 человек в день. Но чтобы нам хватило денег всех накормить, нужны платные посетители — сейчас их нет вообще, очень редко кто-то заходит за кофе. Планируем проводить какие-то вечерние мероприятия и банкеты, чтобы окупиться.

Недавно нам позвонили ребята из Новосибирска — они загорелись нашей идеей и тоже хотят открыть у себя «Добродомик». Мы на связи — делимся с ними опытом и поддерживаем.

Опубликовано 26 июля 2019

Во время проверки в компании «Чистый дом» налоговая находит нестыковки в документах и начинает копать. Выясняется, что компания незаконно использует УСН, выводит деньги и скрывает сотрудников. Её штрафуют на 15 000 000 ₽, но компания идёт в суд и давит на жалость.