Как открыть комиссионный магазин в небольшом городе | Жиза
В глушь, в Юргу — открывать комиссионку

В глушь, в Юргу — открывать комиссионку

Жиза — проект Эвотора о малом бизнесе

Елена Савина запустила бизнес сразу после вуза — шила одежду нестандартных размеров. Когда всё рухнуло, она от стыда сбежала в Москву и устроилась работать в банк. Но бывших предпринимателей не бывает: через семь месяцев Елена уже едет на север, у неё новый план.

«Я вроде всё делала правильно, как написано в книжечках и учебничках»

Как запустить бренд одежды за два месяца

Я ношу маленький размер одежды, а у нас обычно шьют для крупных женщин. Всё начинается от 42 размера и заканчивая чехлом для дирижаблей — тем, кто меньше, нереально что-то найти. Приходится покупать стандартную одежду, нести в ателье и отдавать ещё столько же денег, чтобы её перешили. В результате одежда из массмаркета обходится в два раза дороже. Чтобы решить проблему, я начала шить одежду для нестандартных — таких же мелких, как я.

Я вроде всё делала правильно, как написано в книжечках и учебничках. Я часто участвовала в разных образовательных бизнес-программах, постоянно что-то выигрывала. В нашей местной предпринимательской тусовке меня все очень любили. И вот за всем этим, когда тебя зовут на всякие открытия кафе, бизнес уходит на второй, а потом и на десятый план. На голове вырастает красивая корона. За всей этой массовой любовью я даже не заметила, как всё в одночасье рухнуло. Оказалось, что шопиться — не равно понимать в производстве. Я зарегистрировала ИП в 2015 году. Начала шить где-то за полгода до этого. А где-то в середине 2016 года всё погибло. И осталась я с разбитым корытом.

И тогда я впала во все эти депрессняшки: «Боже мой, кошмар какой, как стыдно!». У меня был очень долгий загон, что очень стыдно, неудобно — как теперь на меня посмотрят мои друзья-предприниматели. Это надолго закрепилось в голове. Плюс у меня остались приличные долги, которые надо было закрывать. Если ты предприниматель, ты постоянно что-то должен, тебе постоянно нужно что-то разруливать. И я поняла, что больше не займусь этим никогда.

Тогда я задумалась, а что я умею делать? Я — неплохой маркетолог и сммщик. Значит, нужно зарабатывать в этой сфере. И вот так из предпринимателя, который шьёт красивую женскую одежду, я стала фрилансером-сммщиком.

«Такое пушечное ранение на всю голову»

В Москву я уехала год назад — случайно. У меня там живёт брат, и ему нужно было, чтобы кто-то присматривал за кошкой, пока он в отпуске. На тот момент я была фрилансером, занималась маркетингом и соцсетями. Думаю, какая разница, в Томске я сижу с ноутбуком или в Москве? Я прилетела и осталась на год. В Москве даже устроилась работать в банк.

Семь месяцев я проработала в банке и поняла, что нет, вот так я не могу. Один раз ты попробовал жить, когда сам за себя отвечаешь и сам себе хозяин — потом невозможно перестроиться, чтобы работать с 8:00 до 17:00 и два раза в месяц получать деньги на карту. Я поняла, что хочу заново, хочу снова. Я уже знаю, как делать не надо. Может быть, я не знаю, как надо, но, по крайней мере, основные шишки я уже знаю.

А по-другому жить уже не могу. Такое пушечное ранение: когда один раз тебе это в голову прилетело, и что бы потом ни происходило, всё равно хочешь в это возвращаться.

«И тогда я подумала: зачем это делать в Москве? Сделай в другом городе! В маленьком городе»

У брата есть двухлетняя дочка. Я увидела, сколько детских вещей лежит у них в квартире прямо в мешках: игрушки, одежда, какие-то оставшиеся памперсы. И вроде выкинуть — не выкинешь, вещи хорошие, в отличном состоянии; многое новое, с бирками. И деть непонятно куда. Знакомых, у которых были бы дети такого возраста, нет. Продавать на Юле, Авито они не хотят. И всё лежит.

Где взять идею для бизнеса

Когда мы вместе вышли на детскую площадку, она была забита детьми. Микрорайон новый, поэтому здесь огромное количество молодых семей. И я подумала, что такая история не только у них, но и у всех этих людей на площадке. И я увидела эту идею.

Я долго вспоминала, где видела что-то похожее. И вспомнила, что пару лет назад случайно где-то у кого-то видела пост в соцсетях. Я нашла этого человека, нашла страницу Вконтакте, пролистнула на несколько лет назад всю его стену и нашла этот пост. Связалась с этой девушкой, владелицей комиссионки. Оказалось, она давно продала этот бизнес. И так совпало, что она как раз собирается несколько дней провести в Москве.

Мы с ней встретились, посидели, попили чай, кофе. Она мне всё рассказала: как она этот бизнес делала, какие были сложности, что, зачем и почему. Единственное, чего я долго не понимала, как мне сделать этот бизнес в Москве. В городе, где огромное количество торговых центров, где рядом Европа, где всё есть и всё близко.

Группа Вконтакте, где был пост, благодаря которому Елена больше узнала про бизнес на подержанных детских вещах

И тогда я подумала: зачем это делать в Москве? Сделай в другом городе! В маленьком городе. А я знаю такой маленький город. Это моя родная Юрга в Кемеровской области, где я давно не живу, но всё равно он мне знаком. Я за две недели уволилась из банка, собрала вещи и полетела в Юргу.

«Здесь настолько непаханное поле, что можно делать любой бизнес»

В Юрге живут около 80 000 человек. Вся молодежь, которая могла уехать, уехала. Все, кто имел ноги, ушли. Приток свежей крови дают только военнослужащие с семьями — в Юрге большой военный гарнизон, поэтому здесь много контрактников. Они приезжают с жёнами и детьми — они и составляют молодёжную часть города.

Сюда достаточно сложно что-то привозить — доставка стоит дорого, поэтому здесь одежда стоит дороже, чем в столице. И здесь нет бюджетных марок одежды, к которым в Москве привыкли. Продукты и коммуналка стоят столько же, сколько в крупных городах, а зарплата 15 000 ₽. И в эти деньги человеку нужно уложиться: одеть себя, одеть детей, всех накормить и заплатить коммуналку.

При этом люди хотят показать, что они живут хорошо. И они берут кредиты. Есть люди с пятью и шестью кредитами. Они даже берут кредит, чтобы сделать выпускной ребенку в детском саду! Здесь это нормально. Взять платье ребенку в детском саду, нанять профессионального фотографа, видеографа, сделать банкет — и всё это на кредитные деньги. И когда я пообщалась со своими знакомыми, поняла, что так почти во всех маленьких городах.

Когда я вернулась в квартиру родителей, на меня все начали смотреть, как на сумасшедшую. И даже спрашивали, зачем я вернулась сюда из цивилизации. Сначала у меня было состояние, как в анекдоте: жалеть нельзя. Особенно когда смотрела социальные сети друзей в Москве, как там классно, здорово и красиво. Какие там классные набережные! И я каждое утро себе объясняла, для чего мне это надо.

Сейчас у меня другое ощущение. В городе реально ничего нет, совсем. Здесь настолько непаханное поле, что можно делать любой бизнес. Здесь только недавно появился кофе на вынос. В Юрге сейчас почти конец 90-х.

И мне кажется, что людям тут нужны изменения. Здесь нет досуговых центров, нет развлечений, элементарных боулингов, которые есть везде. Дом культуры последний закрыли в прошлом году! Здесь главное развлечение — фильм под пиво вечером. Всё.

Теперь, когда я сюда вернулась и всё это увидела, у меня появились какие-то социальные составляющие цели. Мне хочется сделать что-то хорошее в своём родном городе. В том числе вот эта детская комиссионка. Мамочки же все хотят, чтобы ребёнок выглядел хорошо, хотят дать ему самое лучшее. Но если у тебя нет финансовых возможностей, может быть, не стоит влезать в десятый кредит? Вместо этого можно зайти к нам, выбрать хорошие вещи и одеть ребёнка классно.

«Я звонила и спрашивала: „А какая у вас проходимость в будни и в выходные дни?“. У меня спрашивали: „А вы о чём?“»

Я вернулась в Юргу 28 апреля этого года. От силы 10 мая у меня уже было закуплено торговое оборудование. Я изначально знала, что буду покупать б/ушное, экономпанели и стеллажи. Потому что, во-первых, хорошее и новое стоит дорого, а во-вторых, магазины открываются и закрываются — круговорот торгового оборудования в природе правда существует. Я за пару часов нашла на Юле всё, что мне нужно. В Юрге вообще ничего не было, то есть прям совсем всё печально. Поэтому я решила всё закупать в Томске: просто нанимаю газель и везу. По расстоянию это примерно часа два.

Самое дорогое из оборудования — икеевское зеркало за 3000 ₽

Как снизить аренду в три раза

Когда я жила в Москве, я искренне думала, что в Юрге помещение будет стоить дёшево. Что я за 5 000 ₽ найду квадратов 40, а оказалось всё не так. Здесь неоправданно высокие цены. Я сейчас снимаю помещение по цене 500 ₽ за квадрат. У меня всего 20 м² — это 10 000 ₽ в месяц, коммуналка включена. Раньше здесь был медицинский центр, а сейчас его начали сдавать по кабинетам. Всего восемь кабинетов. И вот один из таких кабинетов стал моим.

Мы делим помещение с другими бизнесменами — у меня нет отдельного входа
Из опознавательных знаков у входа — только вот эта вывеска

При этом низкая плотность населения, целевой аудитории ещё меньше, плюс проходимость. Но собственники вообще не знают, что это такое. То есть я звонила и спрашивала: «А какая у вас проходимость в будни и в выходные дни?». У меня спрашивали: «А вы о чём?» И я приходила и стояла у разных зданий, считала сама, сколько человек проходит.

Как понять, удачное ли помещение вы выбрали

Было очень сложно найти что-то с хорошим ремонтом и чтобы это было помещение, куда я могу приходить 24 на 7. Обычно в выходные дни магазины либо вообще не работают, либо работают до 15:00. В будние дни в 19:00 всё уже закрывается. Для меня это вообще непонятно: когда люди зарабатывают деньги, если в выходной день, когда все идут по магазинам, они не работают? Для меня было важно, чтобы я могла находиться в своём помещение тогда, когда мне хочется.

Помещение я нашла за неделю. Город небольшой, я просто всё обошла пешком, потому что объявления здесь давать не принято. На самом здании вешают табличку, что помещение сдается, и всё. Я всё обходила пешком, нашла помещение и уже через три дня ввезла торговое оборудование. Хорошо, когда в городе есть кто-то знакомый, в данном случае мои родители. Они не воспринимают мой образ жизни и всё время спрашивают: «Зачем ты училась в университете, если теперь ерундой страдаешь?». Но они мне помогали и поддержали: «Давай, делай, молодец!». Папа помогал собирать оборудование.

Я стала думать, где мне быстро найти вещи. И я сделала пост в сторис во Вконтакте и в Инстаграме, где написала: «Друзья, я собираюсь открыть детскую комиссионку в Кемеровской области, готова принять у вас под комиссию игрушки, коляски, одежду».

Пост в сторис для жителей Томска, который принёс первую детскую одежду

Друзья расшарили сторис, сделали репосты и в результате мне написали человек десять. Мол, готовы отдавать вам вещи мешками. И получилось, что у меня сразу появилось 30 мешков детской одежды. Мы их увозили от владельцев одновременно с торговым оборудованием.

Первую одежду я привезла вместе со стеллажами и другой мебелью и тут же развесила

Официального открытия не было. Просто люди мимо постоянно ходят, видят это всё и заходят. Так что я начала продавать ещё в момент, когда начала развешивать.

«Сейчас моя стадия — это борьба за умы людей»

Сейчас моя стадия — это борьба за умы людей. Это и группа Вконтакте, и объявления, и просто общение. Несмотря на то, что у людей небольшой достаток, у них высокий порог принятия, что ли. То есть для них проще взять кредит и купить какую-то дорогую вещь, которая потом будет валяться, чем опуститься, как им кажется, до покупки б/у. Это в крупных городах существует культура потребления, что вещам нужно давать вторую жизнь. Здесь такого нет. Здесь если у тебя есть деньги, ты пойдешь покупать новое. Если нет, то займешь и всё равно пойдешь покупать новое. Сейчас я активно борюсь с мнением, что комиссионка — это фу, бе, противно, неприятно, вторичка. Я показываю, что это абсолютно нормальные вещи, которые в 3-4 раза дешевле, чем в магазине.

Я открывалась весной и понимала, что за лето мне нужно обкатать все процессы. Уже в августе я вышла на точку безубыточности, даже в небольшой плюс. Перед 1 сентября все готовятся к школе и детскому саду. Навскидку, сейчас в день продаются 7-10 вещей. Осенью появятся осенние и зимние вещи, а они дороже. По моим расчётам, я начну стабильно хорошо зарабатывать в сентябре.

А пока бывает и по 2000 ₽ — 3000 ₽ в день. Бывают дни, когда вообще ничего нет. Я сразу понимала, что никаких миллионов у меня не будет. Я общалась с теми, у кого были подобные бизнесы, и они говорят, что стабильный доход — всего 20 000 ₽. А мы пока за июнь 10 000 ₽ чистыми заработали. Понятно, что в масштабах столицы это один поход в кафе, но для нашего города зарабатывать 10 000 ₽ — это нормально. По тратам у нас 10 000 ₽ аренды в месяц, и пока всё.

Мы открыты ежедневно с 10:00 до 20:00. Поскольку мы комиссионный магазин, я сама ничего не закупаю. Я посредник между теми, кто хочет продать и теми, кто хочет купить. Отбираю только хорошие вещи, чтобы они были чистые, опрятные, без дырок, без затяжек, без катышков. Чтобы фурнитура была целая и в хорошем состоянии. Принимаю только хорошие вещи, которые я сама взяла бы и которые не вызывают у меня чувства брезгливости.

Я не делаю сверху наценку: человек приносит вещь, и мы заключаем с ним договор. В нём прописано, что если товар стоит до 1000 ₽, мы из суммы, в которую человек оценил свою вещь, забираем себе 35%. Если товар стоит больше 1000 ₽, забираем 30%. То есть сверху я ничего не накручиваю. Мне не нравится, что в комиссионках приносишь даже дико дорогую вещь, тебе её оценивают в 1000 ₽, а продают за 10 000 ₽. У нас такого нет: если мне принесли джинсы и оценили их в 400 ₽, я сразу говорю, что 35% от этих 400 ₽ я забираю себе.

Свой ориентир у меня тоже есть, конечно. Я прошлась по местным магазинам одежды и посмотрела, сколько стоят новые вещи — они здесь дорогие из-за логистики. Потом посмотрела, за сколько люди их сами потом перепродают на Авито и Юле. И эту сумму я взяла за среднюю.

«Я поняла, что из моей комиссионки можно сделать хорошую франшизу для таких же малюсеньких городков, как моя Юрга»

Я прекрасно понимаю, что самостоятельно сидеть в точке я бы не хотела. Хочу нанять хорошего продавца, которому тоже будет интересно этим заниматься, который будет от этого гореть. А я бы хотела сосредоточиться на какой-то стратегической работе.

План у меня достаточно простой: протестировать весь маркетинг, который возможен. Благо, я маркетологом работала, все эти штуки плюс-минус знаю. Сейчас для меня важно понять, что работает, а что не работает. Какая здесь может быть специфика. Всё это со временем упаковать грамотно. Я прекрасно понимаю, что мне нужно будет потом переезжать. Для начала, наверное, в Томск. Там есть интересные франшизы и специалисты, с которыми по этому поводу можно консультироваться.

Я поняла, что из моей комиссионки можно сделать хорошую франшизу для таких же малюсеньких городков, как моя Юрга. Мне кажется, сейчас если и есть предложения, даже франшизные для маленьких городов, на самом деле они не работают. Например, они стоят по полмиллиона рублей — это только паушальный взнос, а ещё нужен миллион на открытие и платить роялти. Это нереально! Это не предложение для маленького города. Видимо, те, кто делает эти франшизы, ни разу в маленьком городе не были. А я понимаю, что из этой комиссионки можно сделать жизнеспособное предложение. Я потратила 70 000 ₽. За эти деньги вполне можно взять и открыть подобную комиссионку. А если её развить до определенного уровня, она сможет создать хотя бы одно рабочее место в городе, нанять того же продавца. То есть то уже два занятых человека.

Если хотя бы два человека в маленьком городке будут заниматься тем, что им нравится, делать полезное для других и получать стабильный доход, я считаю, что уже всё не зря.

⌘⌘⌘

Хотите рассказать историю своего бизнеса, пишите: zhiza@evotor.ru

Опубликовано 5 сентября 2019