Жиза

«Мы хотели сделать за три месяца, получилось два года»

Создатели вендинговой железной дороги Alpen road о том, как придумали и воплотили идею соединить детскую железную дорогу и вендинговый автомат.

Николай: С 2006 года я занимаюсь архитектурными макетами, в основном я делаю макеты жилых комплексов, зданий, заводов и так далее. Но зачастую ко мне обращаются и за железнодорожными макетами.

Это могут быть родители, которые скидываются и хотят поставить такое в детский сад, чтобы дети могли играть. Это могут быть просто обеспеченные люди, которые в свой загородный дом на втором этаже хотят поставить такую игрушку — допустим, не наигрались в детстве или хотят детям тоже подарить праздник. И так получилось, что за последние 10-11 лет было сделано очень много железнодорожных макетов, но все они делались под заказ.

Мы познакомились с Вадимом, и я узнал про его бизнес, про то, что он занимается вендингом, про то, что он устанавливает стиральные машинки в общежитиях. И что-то замкнуло. Появилась такая мысль: а почему бы не взять железнодорожный макет, не прикрутить к нему вендинговую систему и не поставить не просто у кого-то в частном доме, а вот в торговом центре, чтобы доступ был у всех детей, у всех людей, которые просто проходят мимо. И которые могли бы за 50-100 рублей несколько минут поиграть в паровозики на красивом макете.

Вадим: Изначально идея родилась на стыке двух опытов: есть опыт Николая с макетами, с макетной мастерской и с изготовлением макетов и есть мой опыт с 2008 года — опыт собственного вендингового производства, автоматизации полностью всех платежных систем и так далее. И мы подумали, а почему бы и нет? Может быть, это то самое, когда 1+1=11, а не 2.

Вадим: Реализация началась порядка двух лет назад. Это опять же с момента «а давай попробуем». Мы предприниматели-авантюристы отчасти. Да, давай попробуем. Проще попробовать и понять, работает эта тема или не работает, чем потом долго думать, что надо было бы. Всё равно кто-то рано или поздно сделал бы. С идеи «давай попробуем» прошло порядка двух лет. За эти два года мы думали, что сделаем все быстро и максимально лайтово. Получилось достаточно долго и сложно. Не потому, что тема сложная, а потому, что в процессе додумывания родилось много интересных идей: это интерактив, управление поездом, макетом, камера видеонаблюдения на переднем вагоне, которая транслирует в режиме онлайн картинку, как поезд двигается. По всем тоннелям, мостам и так далее. Это система выдачи подарков, от которой мы 10 раз хотели отказаться, но в итоге доделали ее. Это то уникальное торговое предложение, которое появилось в макете. И за эти два года мы сделали первый тестовый образец, мы поставили его в торговый центр, мы сняли обратную связь у клиентов. И сейчас мы запускаем, уже запустили, серийное производство. То есть вкладываем очень много сил, и времени, и денег в то, чтобы это масштабировать, делать быстро, много, качественно, и заставить всю Россию, весь мир данными аппаратами. То есть примерно два года — это нормальный срок. Конечно, мы хотели сделать за три месяца, получилось два года, но это вполне реально, вполне оправданно.

Николай: С моей стороны это выглядело примерно так: всё, мы договорились, пожали руки. Я ушел делать макет, сделали железнодорожный макет, сделали прозрачную витрину защитную, сделали тумбу, на которой это все стоит. Я прихожу к Вадиму, говорю: вот держи, всё готово, вставляй туда вендинг. Через несколько недель Вадим возвращается, говорит, нет, слушай, вендинга мало, надо добавить еще выдачу игрушек. Окей, что-то переделали, доделали, возвращаемся через несколько месяцев — всё, выдача готова, ну что, запускаем?

Нет, давай еще добавим управление поездом. Окей. Разбираем тумбу, снимаем купол, снова берем, переделываем макет, добавляем элемент управления, проектируем пульт, накладываем. Ну что, окей? Нет.
Что теперь не так? Давай еще сделаем возможность, чтобы было поинтереснее детям, давай еще прикрутим экран прямо на макет, чтобы дети могли не просто управлять, но еще смотреть глазами машиниста. Без проблем! Прикручиваем к паровозу камеру от квадрокоптера, снимаем, ставим экран, запускаем. Ну, что, теперь окей? Окей.

Вадим: Это в рассказе за 30 секунд всё, а по факту: камеру прикрутить — 3 недели, выбрать систему выдачи подарков — мы сначала заказывали в нескольких компаниях, потом решили делать свою. Собственное производство — это всегда долго, сложно, дорого. Смета росла, время росло, мы не отчаивались…

Николай: Мы никакого плана не имели. Мы понятия не имели ни сколько это будет приносить денег, ни нужно ли это кому-то, ни будут ли посетители возвращаться. Мы думали, что это будут одноразовые покупки, одноразовые процессы. А по факту, потом, когда провели анализ, оказалось, что есть люди, которые по 10 раз и более возвращаются, просто чтобы разные игрушки достать из аппарата. Не только поуправлять паровозом.

И вообще мы просто получаем удовольствие от самого процесса. Мне кажется, это главное.

Николай: Что касается макета, то здесь был просто сосредоточен весь опыт, который мы накопили за 10-12 лет нашей работы. То есть у нас же на вендинговом этом аппарате есть, например, падающее дерево. Можно нажать кнопку и огромная елка прямо на макете падает. И потом спустя время поднимается. У нас есть включение/выключение подсветки внутри домов, то есть окна загораются и выключаются. У нас можно с помощью нажатия кнопки погудеть в гудок паровоза. Соответственно, нужно было вмонтировать внутрь аудиоколонки, записывающее устройство, подобрать звуки гудка паровоза, всё это настроить. То есть наш вендинговый аппарат — это такое сосредоточение всего вот этого глобального опыта, который за десятилетия накопился.

Вадим: Прежде чем начать производство, например, той же выдачи или плат управления дополнительных, нужно получить сертификат. Чтобы его получить, нужно прописать определенные технические условия. Мы их прописываем, мы их знаем. Но без специалиста, который укажет нам на правильные пункты, не обойтись никак.

Вадим: Мы заказываем на заводах покраску железа, резку, гибку железа непосредственно элементов выдачи и каких-то элементов профиля. Здесь нет необходимости делать свое производство, потому что сейчас при тех объемах, на которые мы хотим выйти и выходим, нам проще заказать где-то. И это будет по деньгам так же или даже дешевле, нежели сделать свое производство.

Николай: Да, я бы хотел уточнить. У нас всё-таки полностью свое производство. Мы от и до собираем этот вендинговый аппарат. Да, мы заказываем какие-то отдельные запчасти. Стекло — естественно, мы не будем производить сами стекло. Тумба, в которую это всё запаковывается. Это тоже стандартное выставочное оборудование, которое мы заказываем. Во всем остальном, вся макетная начинка, всё, что можно сделать, мы делаем сами. У нас свое производство, свой сборочный цех, где мы потом это всё собираем в кучу. Поэтому я бы сказал, что это полностью свое производство с заказом каких-то дополнительных услуг, запчастей. Паровозы, например, мы покупаем готовые из Германии.

Николай: Наш проект работает полностью на наши личные средства. У нас нет никаких кредитов, никаких инвесторов. Есть два учредителя, и мы всё это делаем.

Николай: Наш план — поставить наши вендинговые аппараты в каждом торговом центре России и мира.

Вадим: У нас даже на сайте прописано, да. Объединили опыт для того, чтобы создать крутой продукт и поставить присутствовать во всех крупных торговых центрах мира.

Николай: Это план. А что получится, посмотрим в ближайшие годы.
Вадим: Не страшно загадать себе заработать сто миллионов и заработать десять. Страшно не заработать десять. Мы поставили цель продать 300-500 и посмотрим, как это получится сделать.

Беседовала Анна Лобанова.

Подпишитесь, чтобы получать статьи на почту.
Cпасибо за подписку!