«У нас был очень подробный бизнес-план, мы всё просчитали»

«У нас был очень подробный бизнес-план, мы всё просчитали»
Ирина Ситникова
Ирина Ситникова
Автор

Ребята из «Венского кафе» варят кофе для врачей и пациентов частной клиники на проспекте Вернадского в Москве. Спустя четыре года после начала работы они открыли еще и фрешбар в педиатрии. Елена Быкова рассказывает, как они с мужем спланировали бизнес, выполнили план с опережением и каково это — работать при клинике.

«Ощущение, что мы делаем что-то полезное — это как бальзам на душу»

Мы открыли бизнес не только ради прибыли. Нам хотелось согреть людей своим теплом и помочь отвлечься от болезни: не думать о плохом диагнозе или облегчить реабилитационный период. Тогда мы получаем максимальную отдачу от работы.

Здорово, когда пациент может прямо в больничной одежде спуститься к нам, выпить чашечку чая или кофе с десертом и расслабиться. Не нужно никуда бежать. Такое часто бывает, когда люди лежат после операции. Ходить они могут, но уехать домой или просто выйти из клиники им не разрешают. Тогда они приходят сюда.

Другим нашим гостям наоборот, важно, чтобы их быстро обслужили. Вот врач, у которого 15 минут на перерыв. Он сидит за столиком, вдруг звонит телефон. Врач берет трубку и говорит: «Я сейчас очень занят, я на встрече», — то есть он просто морально отдыхает.

К нам часто забегает один хирург. После сложных операций он сидит за чашечкой кофе и раскладывает пасьянс на телефоне. Отдохнет, приведет себя в форму — и пошел дальше оперировать. Здорово, когда врачи приходят и прямо медитируют эти 15 минут. Для нас это как бальзам на душу, что мы делаем что-то полезное.

«Я вообще не воспринимала кофе как напиток, очень холодно к нему относилась»

Кофейным бизнесом мы с супругом занялись впервые. До этого я вообще не воспринимала кофе как напиток, очень холодно к нему относилась. Но когда появилась возможность открыть кофейню, мы решили попробовать.

Нам удалось договориться с клиникой и арендовать помещение, которое будет кофейней или местом, где пациенты смогут перекусить. Самым сложным было соблюсти все формальности и зарегистрироваться. Мы впервые столкнулись с этим и не знали, как правильно всё организовать. Когда начали работать и возникли первые проблемы с оборудованием, администратор Ольга тут же сама бросалась их решать. Сейчас мы уже опытные — знаем, куда обращаться, если завис компьютер или сломался холодильник.

Клиника открылась за год до открытия нашего кафе и была недостаточно загружена. Вместе мы набрали клиентов — кто-то лечится по страховке, кто-то сам оплачивает лечение.

Поначалу работали в ноль — всё, что зарабатывали, уходило на зарплаты работникам и продукты. Но мы так и планировали, потому что сразу выйти в плюс невозможно. Только витрины обошлись почти в 300 000 ₽.

Через год начали получать прибыль и неожиданно быстро окупили первоначальные затраты на оборудование, витрины, мебель и остальное. У нас был очень подробный бизнес-план, мы всё просчитали, поэтому были уверены, что бизнес пойдет. Так и случилось. Причем, даже быстрее, чем планировали.

Риск есть всегда. Без грамотного бизнес-плана и стартового капитала не обойтись. Мы его накопили за восемь месяцев. Правда, здесь многое зависит от аренды. На первой линейке, например, Тверская-Ямская, аренда минимум 1 000 000 ₽ в год. Копить пришлось бы 80 лет, а не 8 месяцев. Бизнес-план писал муж, он разбирается в финансах и маркетинге.

«Сейчас к нам приходят не только пациенты и врачи, но и люди, которые рядышком живут»

Сначала была низкая проходимость, потому что люди нас не знали или просто стеснялись зайти посмотреть, что здесь. Тогда мы заявили о себе — стали раздавать флаеры и рекламные проспекты.

Спустя год начали работать в полноценном режиме. Обычно люди заходят в кафе рядом с метро — например, «Шоколадницу» или «Кофе Хауз». Не пойдешь же в кофейню при клинике. Но сейчас к нам приходят не только пациенты и врачи, но и люди, которые рядышком живут. Есть и постоянные гости — супружеская пара часто приходит к нам за кофе. Для нас это очень почетно.

«Формат клиники — премиальный сегмент, мы стараемся соответствовать»

Для кофейни важно найти хорошего поставщика. Мы работаем с австрийской компанией «Юлиус Майнл». Они предоставили нам оборудование, сдают в аренду профессиональные кофемашины и обучают персонал.

У нас не формат поесть: мы делаем акцент на кофе, чай, десерты. Кондитерка в основном классическая: медовики, тирамису, чизкейки. Часто бывает, когда поставщик появляется на рынке, у него лучшие торты и пирожные. Но со временем он начинает экономить, и качество сильно портится. Мы же держим себя на уровне.

Тщательно следим за персоналом, чтобы не хулиганили и не скандалили. Мы хорошо платим и заботимся о сотрудниках, поэтому имеем право отбирать лучших из лучших. Ребята держатся за свои места, текучки нет. А если вакансия открывается, мы долго отбираем, смотрим. Желающих много, но хороших — мало.

Подбираем общительных, порядочных и образованных людей. Важно, чтобы сотрудники умели общаться с людьми, а гости приходят разные. Бариста должен уметь поддержать тему разговора не только про кофе, но и обо всем на свете. К нам часто приходили ребята с татуировками с ног до головы, но формат нашего кафе не позволяет взять их на работу. Нам нужен определенный тип людей с приличной внешностью, с мозгами и умением хорошо делать кофе.

«Бариста так расскажет про этот напиток, что вы захотите попробовать»

У ребят есть стимул: сделал план — получил. Это определенная сумма выручки за день, на которую они могут влиять. Вы пришли, вам могут налить стандартные эспрессо или американо. А могут предложить кофе по-венски, который стоит в два раза дороже. Бариста так расскажет про этот напиток, что вы захотите попробовать.

Ребятам нужно быть начеку — знать, кому можно предложить авторский чай или кофе, а кому нельзя. Вот, допустим, бабушка однажды ругалась: «Вы что, с ума сошли? У вас такие цены!». Но у нас аренда дорогая, и кофе мы заказываем в евро. Нам было очень сложно, когда курс подскочил и некоторые чаи попали под санкции. Тогда у нас выручка упала, но сейчас уже всё в порядке.

«Конкурентов не пустили — сказали, сами всё организуем»

Расширяться решили, когда руководство клиники предложило организовать фрешбар для отделения педиатрии. Мы согласились, потому что иначе эту нишу займет кто-то другой. Для нас это конкуренция и риски. Мы никого не пустили — сказали, сами всё организуем.

Пока новая точка набирает обороты, как и первая. Отделение педиатрии открылось совсем недавно, и они еще не успели набрать базу. Мы надеемся, что там тоже всё будет хорошо.

От редактора: это интервью я записала год назад, но статья затерялась и мы её не опубликовали. А теперь мне захотелось поделиться с вами этим разговором, потому что я поняла, насколько у Елены нетипичный подход к бизнесу.

Теперь сама владею кофейней, и знаю, что обычно их открывают энтузиасты — бывшие бариста, или сотрудники офисов, которые устали от рутины. Их привлекает романтика кофеен, но, когда они открывают собственный бизнес, часто он не приносит прибыли. У Елены совсем другой подход, прагматичный: ей досталась площадка с хорошей ставкой, она подумала, что там можно организовать, просчитала бизнес-план и открыла тот бизнес, который принесет прибыль. Расчет оправдался, кофейня работает в плюс.

Наверняка, часть информации в статье устарела — прошел же целый год. Но всё равно интересно взглянуть на бизнес с другой стороны — со стороны прагматиков.

Редактор Саша Волкова