Жиза

«Сложно смириться с тем, что управляющий профессиональнее тебя»

Давид Папаскири, основатель Prachka.сom, о том, как и зачем создал свой бизнес

Идея возникла давно, еще в студенческие годы. Я путешествую, наблюдаю, как как живут студенты в соседних странах, в частности в Финляндии и Швеции.

Увидели, что у студентов в общежитиях стоят профессиональные машинки, и это абсолютно нормально — стирать не в тазике, а в профессиональной прачечной. Началось с того, что захотелось открыть студенческую прачечную. Изначально казалось, что в принципе такая услуга может пользоваться спросом именно у студентов. Примерно через год после того как запустились, поняли, что в прачечную, которую мы открыли для студентов — хорошо что она была со свободным доступом — ходят обычные жители. Причем их число составляет не меньше половины клиентской базы. Дальше мы уже стали развивать нашу сеть, ориентируясь не только на студентов, но и на местных жителей.

Есть клиенты, для которых в принципе вся стирка происходит в наших прачечных. И пенсионеры такие есть, и холостяки. Особенно если прачечная в шаговой доступности — они уже привыкли, что можно зайти в прачечную, услуга доступна по цене. Более чем доступна, я бы сказал. На сегодняшний день стандартная стирка у нас в прачечных стоит около 100-120 рублей.

Это мы стараемся сделать также какими-то инструментами ценовой политики. У нас в будние дни по утрам, например, льготная цена. Есть клиенты, для которых 30-40 рублей разницы в цене играют роль. Они приходят пораньше, загружают прачечную уже с утра. И часто в большинстве наших прачечных с 10 до 11 утра выстраивается очередь, и машинки уже начинают работать.

Мы часто отталкиваемся от того, что нужно клиентам. И с подачи клиентов мы что-то меняем. К примеру, запустив прачечные и принимая какие-то крупногабаритные вещи — одеяла, пледы, пуховики — мы не принимали старые большие пуховые подушки. Такие, знаете, бабушкины подушки, которые могут развалиться в стирально-сушильной машине. У нас уже были такие случаи.

Поэтому мы их не принимали. Клиенты были, естественно, недовольны этим. И это сподвигло нас на то, что один из партнеров одной из прачечной предложил: «Давай я открою мини-производство по чистке с заменой наперника вот таких пуховых подушек».

И благодаря тому, что сеть достаточно большая — в рамках одной прачечной таких подушек нам в месяц приносят немного — мы почти тысячу подушек в месяц на сегодня в Петербурге обрабатываем. И клиенты остаются довольны, они не уходят домой с непостиранной подушкой грустные. Они просто ее сдают и через пять дней приходят за чистой и продезинфицированной.

Это был интересный эксперимент, было просто интересно попробовать такой формат. Интересно сделать то, чего нет на рынке. А дальше где-то год я наблюдал за первой прачечной, чтобы понять. И что-то корректировал в плане ценовой политики, набора услуг, подхода к клиентскому обслуживанию. И дальше уже на основе того первого примера, который был, открыли вторую.

Конкуренции в тот момент на рынке вообще не было. Я бы сказал, что и сейчас какой-то острой конкуренции не наблюдается. Мы выбрали интересную нишу и научились очень многому. Вроде бы бизнес очень простой, и кажется, что стоит его скопировать? Но на самом деле есть очень много маленьких секретов и наработок. Много ошибок, которые сами допускали. То есть открывая восьмую, девятую, десятую прачечную, мы каждый раз все равно использовали опыт и ошибки, которые были допущены при открытии предыдущих прачечных.

Хоть это был и эксперимент, все равно какой-то бизнес-план был нарисован, был нарисован и финансовый план. Именно тогда я понял, что, конечно, на таком микробизнесе в масштабе одной прачечной каких-то заметных денег заработать нельзя. Это было, с одной стороны, таким экспериментом и развлечением, а с другой — поглощало достаточно много личного времени, потому что я в багажнике своей машины возил стиральный порошок в эту прачечную. Потому что я же не мог нанять управляющего с одной прачечной. Когда у нас уже 5-6 прачечных было, понятно, что на доходы этих прачечных можно позволить себе штатного бухгалтера и управляющего. На сегодняшний день у нас в городе уже 40 прачечных, тут уже большая служба. И инженерная служба своя есть, и управляющий не один.

Я с самого начала делал практически всё сам кроме бухгалтерии. Потом было проще, поняв этот бизнес изнутри, поняв, как он работает. В чем-то помогло и образование. Уже проще было ставить задачи впоследствии, когда появился управляющий, появился директор по персоналу. Когда ты знаешь бизнес изнутри и сам уже испробовал какие-то методы поиска и отбора персонала и оценки его работы, сам выстраивал систему мотивации. Тогда гораздо проще сработаться с наемным работником, который делает это для тебя в рамках сети.

Часто сложно смириться с тем, что он может быть профессиональнее тебя в этом вопросе, этот момент тоже присутствует. Но удалось себя убедить в том, что не во всем можно быть лучшим.

Развивались не очень быстро в первые годы, потому что хотелось нащупать и найти правильный путь, как этот бизнес должен работать, как должен быть налажен бизнес-процесс, чтобы в итоге не только клиентам удовольствие приносили наши прачечные — клиенты у нас очень довольные — но чтобы и собственнику деньги какие-то капали. Поэтому открывались неспеша. Изначально доходы от уже существующих объектов — у меня были другие источники дохода на тот момент — то есть всю зарабатываемую прибыль я тратил и инвестировал в новые объекты. Кроме того, конечно, были частные инвесторы. То есть в качестве партнеров привлекались частные инвесторы, которым этот бизнес был интересен.

Были инвесторы на конкретную прачечную, где мы на определенных долях открывали данную прачечную. На сегодняшний день, наверное, в половине прачечных есть инвесторы, то есть я не являюсь единственным собственником.

 

Беседовала Анна Лобанова.

Подпишитесь, чтобы получать статьи на почту.
Cпасибо за подписку!