Магазин комиксов: как не разориться за 2 года

Мы разговариваем с Юлией Поздняковой, хозяйкой «Вуди Комикса» — самого большого комиксшопа в Иркутске. Юлия открыла бизнес, чтобы самой решать, как всё будет устроено. Даже если придется зарабатывать меньше, чем в офисе.

— Расскажи, что у тебя было до Вуди?

— Мыла полы в гинекологической клинике в 14 лет. Жили впроголодь: родители развелись, мама работала учителем и тянула двоих детей. В 90-е многие мои ровесники через это прошли, все друзья рассказывают про голод, время было такое.

Я получала 300 или 400 ₽ в месяц. Для сравнения: проезд стоил 5 ₽, а кассета — 25. Я любила Битлз, Квин, Лед Зеппелин, Дип Перпл, а их не крутили по радио.

А потом моя карьера уборщицы трагически закончилась — меня вызвали после рабочего дня и сказали, что из кабинета украли дорогое зеркало. Мне повезло, что не заставили отрабатывать, а просто уволили без зарплаты.

— И тогда ты решила открыть магазин комиксов?

— Нет. Проработала еще много где: наборщиком в копирке, секретарем в сети платежных терминалов, белым воротничком в крупной типографии (хотя мечтала быть печатником), менеджером по продажам в компании, которая занималась производством пищевого оборудования. Здесь сделала первый сайт и точно поняла, что мне нравятся реклама и интернет. Хотя еще с копирки любила наблюдать, как начальник делает рекламные вывески в Кореле. Я читала по утрам все рубрики Лебедева, особенно линч и Ководство.

Еще была менеджером по контекстной рекламе в агентстве, маркетологом в сети фитнес-клубов, магазинов одежды и товаров активного отдыха. Здесь я познакомилась с Аней (Анна — соучредитель «Вуди Комикса», в 2018 году вышла из дела — ред.).

Юлия и Анна познакомились в магазине одежды для брутальных парней, 2015

Последняя моя работа перед «Вуди» — маркетолог в службе серверной поддержки.

— Зачем было открывать бизнес?

— На некоторых работах я впустую тратила время. Иногда даже играла в онлайн-игры. Надо было, конечно, умные книжки читать, но так было веселее. Казалось бы, работа мечты — сидишь, ничего не делаешь, играешь в «Линейку», и тебе платят зарплату. Но я чувствовала себя бесполезной, жизнь проходила мимо.

Где-то была гнетущая атмосфера: все друг друга обвиняли.Когда я работала рекламщиком и маркетологом, мне доставался не полный контроль, а небольшой кусок. Например, я делала клиентам классную рекламу, а у них были ужасные уродские сайты. И вот тут результата не было, но они не хотели сайты переделывать. Или клиенты не отвечали на звонки клиентов, а потом пеняли, что реклама не работает — классический конфликт между рекламщиками в агентстве и клиентом. Я понимала, что не могу влиять на весь результат.

Тогда у меня появилась мысль открыть свое дело. Я хотела придумать себе идеальную работу. Я не хотела создать бизнес, чтобы бездельничать. Я хотела создать компанию, где у меня не будет начальников, которые дают дурацкие задачи. Я хотела делать то, что нужно, и что я считаю правильным.

«Я не хотела создать бизнес, чтобы бездельничать. Я хотела создать компанию, где у меня не будет начальников, которые дают дурацкие задачи»

— Почему комиксы?

— Мы хорошо дружили с Аней, моей коллегой, у нас было прекрасное взаимопонимание, она мне нравилась как человек — смышленая, веселая, хороший продажник.

И вот мы с ней обсуждали бизнес. Она предложила магазин товаров для садоводов. Я пришла домой, погуглила, а у нас есть сеть «Удачный сад» с 50-ю розничными магазинами, интернет-магазином и низкими ценами. Мы не потянули бы конкуренцию с таким монстром.

Потом она предложила магазин комиксов. Я подумала: о, вот это классно. Этой идеи я ждала всю жизнь. Она тогда сказала: «И что, ты даже не будешь смеяться и издеваться надо мной?». А я: «Да нет, это отличная идея».

«Я подумала: о, вот это классно. Этой идеи я ждала всю жизнь»

— Ты с комиксами не имела дела до этого?

— Один-два читала, но не скажу, что я их любила. Я любила традиционные книжки, даже окончила филфак. Но дело же не только в комиксах. Дело в этой поп-культуре: смотреть сериалы и супергеройские фильмы, знать, где как кого зовут, кто с кем когда чего делал, играть в компьютерные игры — это всё часть комиксовой культуры.

Я варюсь в поп-культуре с детства. Звездные войны, Секретные материалы, Утиные истории, Сэйлор Мун, сотня-другая видеоигр — даже без комиксов, как оказалось, в России можно вырасти гиком. Из детства не вышла, как говорит моя мама.

Я дома опять погуглила и выяснила, что в Иркутске нет магазинов комиксов.

— Но ведь в Иркутске был магазин комиксов?

— Он был так глубоко спрятан, что не сразу нашелся. Мы нашли его через две недели обсуждения нашего проекта и решили заглянуть. Я надела свою лучшую футболку «Время приключений», чтобы, ну, сразу видели, что я в теме. И Аня пришла в футболке «Звездных войн». В общем, мы зашли, а там как-то всё грустно было. Не было этого ощущения праздника, как мы видели в магазине комиксов в сериале «Теория большого взрыва».

В сериале «Теория большого взрыва» Стюарт — нищий депрессивный владелец комиксшопа. Однажды магазин внезапно стал таким популярным, что Стюарт нанял продавца и стал «зазвездившимся» менеджером

Никто с нами не поговорил. Продавец убежал от нас и всячески демонстрировал, что мы мешаем ему общаться со знакомым.

Там было много настолок и совсем мало комиксов. Я поняла, что надо делать свое. Надо делать лучше и прикольнее.

— Сколько зарабатывает магазин?

Валовый доход магазина в хорошие месяцы переваливает за полтора миллиона рублей, но этих денег никогда не видно.

Всегда есть большие расходы: закупки, аренда, зарплаты. Вложения до сих пор идут в магазин. Например, ежемесячный платеж по кредиту — 15 300 ₽, купили поломоечную машину за 50 000 ₽, антикражные ворота — 60 000 ₽, новые стеллажи для книг — 33 000 ₽, большую витрину — 30 000 ₽, еще в планах кое-что есть. Запасы увеличиваем, чтобы не по 1–3 штуки комиксов было на складе, а по 20–30.

Однажды мы упремся в потолок вложений, когда закупать еще больше запасов не будет иметь смысла. Наверное, тогда начнет появляться жирок в виде осадков лишних денег на счетах и можно будет либо начать копить на филиал или расширение, либо быстрее вернуть банку кредит.

Но с этого бизнеса никогда не будет «Лексуса» или яхты, разве что в кредит на пятьдесят лет. Комиксшоп — такой бизнес, где нет сверхдоходов. Тут есть много-много работы за нормальную или хорошую зарплату. Есть много вакансий в найме с гораздо большим заработком даже для меня. Наверное, это одна из причин, почему мы не видим огромнейших комиксшопов, как за границей — в Праге Comics Point занимает 3 этажа, набитых битком. Отсутствие такого ассортимента и спроса — это понятно, но еще же должна быть окупаемость вложений.

«Комиксшоп — такой бизнес, где нет сверхдоходов. Тут есть много-много работы за нормальную или хорошую зарплату»

И вот если представить: олигарх захотел бизнес — огромный комиксшоп. Да он же посчитает сумму начальных вложений и окупаемость и со смеху умрет. Крупные бизнесмены не хотят с этим связываться на мое счастье. Это несерьезный бизнес в плане личных доходов, но очень веселый и интересный.

Я думаю о том, чтобы в будущем организовать еще один — совершенно другой бизнес чисто ради денег. К примеру, рукава высокого давления продавать — от балды придумала, не знаю что там с деньгами в этой сфере — или еще что-то такое ужасно скучное, но денежное. Потому что бизнес для души и фана у меня теперь есть.

— Каким был стартовый капитал?

— На старте я еще работала, и у меня была белая зарплата — я взяла кредит на открытие бизнеса — 500 000 ₽ (всего осталось выплатить 310 000). Мне помогла подруга Саша — ей понравилась идея, и она проинвестировала вначале на 500 000 ₽ и через пару месяцев еще на 500 000. То есть за три месяца вливания на старте вышли в полтора миллиона рублей.

— А нормально было с арендой?

— Нет, конечно. Не помню, сколько мест я посмотрела. Был один супер-вариант в очень-очень классном центральном районе, в проходном месте, 63 000 ₽ в месяц без учета налогов, с подходящей геометрией и квадратурой 45 м2. Мы уже собирались арендовать, но решили прочитать договор — там оказались ужасные условия. Например, мы должны были делать капитальный ремонт фасада и фундамента здания. Если бы машина врезалась в здание — оплачивали ремонт. Или нас могли выставить без объяснения причин, а товары оставить внутри, и распоряжаться ими мы бы не смогли. А еще это был договор субаренды, но не были указаны собственник здания, основания для сдачи в аренду, не было документов на собственность.

Мы прислали правки к договору. Посредница сказала, что правки внести невозможно, и заблокировала меня. Потом я узнала, что ее шоурум на 150 квадратов с тремя платьями проработал полгода и закрылся. Вот такой она чудесный бизнесмен.

Когда мы искали помещение, все у нас спрашивали, есть ли уже действующий бизнес. Видимо, внушало опасение, что бизнеса нет. С нами общались по-хамски, старались поскорее завершить беседу, и многие детали условий приходилось вытаскивать под пытками.

Другие помещения были неудачны по расположению, цене, геометрии. Например, были разделены на залы, а нам нужен был один торговый зал.
В итоге мы арендовали офис на центральной улице — это переделанная квартира 45 квадратов в пятиэтажке. Он стоил 700 с чем-то рублей за квадрат. Получилось около 35 000 ₽ вместе с НДФЛ.

Первый магазин — переделанная квартира на первом этаже с отдельным входом

Там был такой фокус: собственником здания было физическое лицо, поэтому, когда мы платили аренду, мы платили еще и налог на доход этого физлица. Не то чтобы сильно плохо, но заполнение декларации — это же отдельная проблема для бухгалтера. Работать с юрлицами удобнее — перечислил им по счету, и голова не болит.

Первый магазин — 45 м². Когда праздновали первый день рождения, все гости не поместились. Тогда мы и подумали о переезде

Мы открылись 30 октября 2016 года, в Хэллоуин. На открытие пригласили своих знакомых. Еще перед этим я запустила небольшую рекламу в Инстаграме и Вконтакте на группы конкурентов.

На открытии магазина подавали безалкогольный пунш и принимали гостей в костюмах

Пришло человек 30, и на следующий день стали приходить люди — с каждым днем больше.

— Как ты выбирала товары для магазина?

— На старте мы хотели только книгопечатную продукцию завезти — полного ассортимента в Иркутске ни у кого не было. Одну пятую часть денег пустили на сувениры-фигурки, чтобы радовать сердца фанатов, как в комиксшопах мечты. Потом нашелся поставщик постеров — ну, нашли место для постеров. Увидели поставщика значков — выделили место в магазине для значков.

Сейчас свободного места нет и добавить новую категорию товаров невозможно — только если избавиться от старой. Часто просят футболки, парики, цветные линзы, а мы говорим: «Ну вы что, ребят, куда мы это поставим, места же нет». Да и желания тоже — с этими категориями товаров много сложностей.

Найти издательство нетрудно — крупные книжные магазины на своих сайтах в характеристиках книг указывают издателя. Потом надо только загуглить сайт издателя и запросить оптовый прайс.

Разнообразия, у какого издательства купить комикс, нет. В этом плане у них монополия. То, что издает одно издательство, не выпускает другое. Поэтому они сами диктуют условия закупок.

Какие именно комиксы покупать — очень сложная тема. Тут нужны опыт, интуиция и немного математики. Надо быть в этой сфере и просто знать, что популярно, а что не очень. Мы ориентировались на знания Ани в комиксах и продавца Тани в манге. Сейчас закупки веду только я.

Никому их не доверяю, но порой все-таки спрашиваю мнение сотрудников. На старте у нас были ошибки — купили никому не нужную ерунду тысяч на 40–50 — но не критичные, так как денег не хватало, и много ерунды купить не успели.

Когда открывались, мы потратили на товары 400 000 ₽. Сейчас у нас 11 500 товаров — в деньгах это 2,3 миллиона.

— А почему вы так назвались?

— Несколько дней думали. Были разные варианты, даже неплохие.

Юлия и Александра обсуждают название магазина

Ночью потом подумала, что было вы прикольно взять Сашиного пса Вуди, бассет-хаунда, он очень дружелюбный и милый. Когда мы с ним гуляем по набережной, много людей обращают на него внимание: просят погладить, спрашивают, как его зовут, что за собачка. Было бы прикольно раздавать визитки, что он директор магазина. Вместо описания товаров писать его собачье мнение по поводу комиксов. Он же пес, ему всё простят, даже если гадость скажет. Ну и он в магазине мог тусить, там диванчик ему поставили. Он очень обаятельный пес. Это такой маскот и промоутер — два в одном.

Вуди очень устал на открытии

Хотя «Вуди Комикс» — странное название с точки зрения английской грамматики. Правильнее было бы «Вуди’с Комикс» или как-то так. Но по-русски так выглядит довольно странно, поэтому решили не заморачиваться.

Саше идея понравилась. А Ане когда предложили, она говорит: «А кто такой Вуди?». Мы: «Щас познакомим». И когда она познакомилась с Вуди, согласилась.

Потом мы нарисовали логотип. Я не знаю, почему так важно рисовать логотип. Кажется, если ты его нарисуешь, вокруг него сразу всё обрастет. Как-то не выстраивались без него ни визитки, ни сайт, понимаешь.

В общем, мы думали, что нужен знак, нужен Вуди, чтобы было понятно, что это его магазин. Обратились к нескольким знакомым дизайнерам, а они надизайнили полную ерунду. А я в гугле нашла тоже какую-то полную ерунду. И уже думала, что всё — не видать нам нормального логотипа. А Саша вдруг сказала, что у нее есть знакомая татуировщица, Юля Прозорова, и она классно рисует. И через два дня мы получили пса в плаще.

Логотип магазина

Это так всем понравилось. Буквы помог сделать шрифтовой дизайнер Андрей Кудрявцев.

— Как вы распределили между собой обязанности?

— Мы договорились, что я занимаюсь маркетингом, закупками, а Аня работает продавцом.

Продавец — это важная работа. Надо стоять за прилавком, улыбаться людям, рассказывать им про комиксы. Работа с клиентами в зале затратная по времени, потому что иногда человек может зайти просто посмотреть на 40 минут. И люди не все сразу приходят, а цепочкой идут, идут. Сейчас в магазин приходит от 120 до 400 человек за день. На первый день рождения магазина пришло больше 700 за день, на второй — 1200 человек. У тебя нет ни минутки, чтобы не обращать внимания на посетителя.

Когда человек в зале ходит, а продавец занимается своими делами за компом, это людям не нравится. Поэтому даже если у Ани не хватало времени заниматься другими делами, она выполняла очень важную работу — она была с людьми в зале. Она с ними много общалась, веселила. Она делала эту работу хорошо.

Аня занималась еще вопросами чистоты и порядка. Если нужна была помощь, то меня привлекала. Иногда вносила заказы клиентов и заказы поставщикам в 1С-ку.

— Как вы относились к бизнесу до открытия?

— Мы сразу обсудили, что это будет тяжело и долго, что мы будем сидеть на нищенской зарплате года два, а может и дольше. А если всё закроется, не взлетит, пойдем делать сайты.

«Мы знали, что это будет тяжело и долго, что мы будем сидеть на нищенской зарплате года два. А может и дольше»

Ну так и получилось: много работы и небольшие зарплаты, такой дауншифтинг. Но начальников не было. Не было маразматичных приказов, которые противоречили моим убеждениям. В маркетинг мой никто не лез, всё делали так, как я говорю. Иногда нам удавалось заработать себе премии, но всё еще не оклады. Сейчас у меня зарплата на уровне последнего офисного места работы плюс премии в хорошие месяцы.

«Сейчас у меня зарплата на уровне последнего офисного места работы плюс премии в хорошие месяцы»

— Почему магазин переехал?

— Мы выросли. Год отметили на Киевской, а через месяц поменяли помещение. Оно стало в два раза больше — 75 квадратов, с высокими потолками, окнами во всю стену. Переехали за день.

Второй магазин, 75 м²

— Вы ссорились с Аней, пока были партнерами?

— Да, были конфликты по поводу сотрудников. Еще в первом магазине почти сразу наняли продавца Таню, чтобы работать по два человека в смене и иметь выходной. Первое время были притирки, чьи приказы важнее. Аня иногда давала Тане какие-то поручения, а я считала, что Таня не должна выполнять эти задачи, мы нанимали ее для продаж. Это же нечестно — Ане нечего делать, и она отправляет Таню протирать пыль, потому что ее бесит, что Тане тоже нечего делать. Я сказала: «Если нечего делать, она может ничего не делать». На этом конфликты кое-как у нас прекратились.

Были конфликты из-за отношения к бизнесу. У меня есть ответственность перед клиентами, и некоторые вещи нужно делать обязательно. Перед Новым годом нужно было сделать запасы значков и кружек, отправить заказы. Это означало, что нам нужно работать без выходных в предновогодние дни, когда шла жара. Аня не хотела отказываться от личных выходных. Она говорила, что слишком устает, и ей выходные обязательно нужны, иначе она сойдет с ума. Относилась, как наемный сотрудник, а не совладелец бизнеса. И в итоге я работала одна. Когда я выражала недовольство, что она отдыхает, а я работаю, мы ругались.

Расстались мы мирно — Аня влюбилась в парня из Смоленска и очень хотела на волю.

Вывод: больше никаких партнеров в доле, только личная диктатура! Возможно, что проблема во мне, а не в партнерах — я бываю упрямой и у меня свои амбиции.

«Больше никаких партнеров в доле, только личная диктатура!»

— Как тебе теперь без партнеров?

— Я боялась, что не справлюсь, что будет тяжело. И правда тяжело, но я справляюсь. В тот момент была сложность: когда Аня уехала, Таня ушла в отпуск на две недели, и мне надо было работать продавцом. А еще маркетологом, закупщиком, завхозом, и производством заниматься, и посылками.

«Мне надо было работать продавцом. А еще маркетологом, закупщиком, завхозом, и производством заниматься, и посылками».

Но мне легче одной. Я всё сама делаю, поэтому точно никаких косяков, никого не нужно проверять. Мне не надо перепроверять установки цен. Не надо перепроверять, правильно ли забиты заказы поставщикам. Нет вот этого беспокойства.

— Бывали страшные ситуации с клиентами?

— Для меня страшная ситуация, когда клиента обидели не на словах, а на деле. Была такая история: у нас заказали постер, хотели красиво повесить его в рамочку. А сроки были все пропущены почему-то, вовремя никто этот постер не заказал в типографии. И Аня решила распечатать его на нашем рабочем принтере. Получился не тот формат и не то качество печати. Аня отдала его в таком виде, а человек обиделся и написал отзыв на Яндексе с четверкой. Полтора года работаешь, чтобы эти пятерки получать, а потом один косяк — и всё скатывается.

«Полтора года работаешь, чтобы пятерки на Яндексе получать, а потом один косяк — и всё скатывается»

Я, конечно, потом переделала постер, красиво, нормально и под формат, позвонила и пригласила покупателя. Приехал, забрал, дополнил отзыв и исправил оценку на пятерку.

Покупатель исправил оценку, когда Юлия заменила постер на новый

Я теперь знаю, что никто больше так не накосячит. За всё сейчас отвечаю только я.

— Какой у тебя план?

— Я хочу, чтобы продавцы получали не нормальную зарплату, а хорошую. Пока работали в первом магазине, у нас появилось 3 продавца. Когда переехали, добавилось еще 3. У нас как раз был конфликт с Аней из-за денег. Незадолго до ее отъезда, перед Новым годом, она сказала, что даже 25 000 ₽ — это нищенское дно. Хотя для Иркутска это нормальная зарплата продавца. И это при том, что она собственник, и должна была терпеть и больше вкладываться в работу. Я была в шоке.

Если даже на 10% подниму зарплату, продавцам станет приятнее. С точки зрения бизнеса не знаю, нужно ли это. С точки зрения моих личных заморочек — мне хочется, чтобы так было. Для этого нужно найти новых поставщиков товаров, у которых будут более низкие цены. Это повысит маржинальность.

А еще надо поработать год спокойно здесь без всяких переездов и расширений. Ну, может, ассортимент немножко улучшить. Но глобально никаких больше расширений и филиалов — надо отдать долги банку.

⌘⌘⌘

Если хотите рассказать историю своего бизнеса, пишите: zhiza@evotor.ru

Опубликовано 15 ноября 2018